Дела семейные: определение места жительства ребенка

Особенностью семейных споров между бывшими супругами, по поводу определения места жительства ребенка, является стремление выиграть любой ценой. Бывшие супруги, как правило, имеют друг к другу много претензий и накопившихся обид. В результате, когда им приходится определять место жительство несовершеннолетнего ребенка, они руководствуются не его интересами, а своим стремлением победить в споре и наградой выступает ребенок. Такая ситуация очень распространена. Спорящие стороны действуют каждый в своем интересе, в то время как семейным законодательством установлено, что споры о месте жительства ребенка разрешаются, прежде всего в интересах ребенка. На интересы ребенка работает требование закона, о том что начиная с десятилетнего возраста у него появляется право высказываться в суде с кем из родителей он хотел бы проживать и мнение ребенка учитывается судом.

Важные аспекты в деле

Кроме мнения ребенка в данных спорах учитывается материальное положение супругов, их род занятий, жилищные условия, возможность родителей создать для ребенка хорошие условия развития его личности, наличие свободного времени для общения с ребенком и удовлетворения его потребностей. Также суд учитывает поведение родителя и устанавливает, намерен ли он предоставить другому родителю возможность общаться с ребенком и участвовать в его воспитании. Иными словами, исходя из интересов ребенка, суд устанавливает совокупность обстоятельств, по которым определят, проживанием с кем из родителей будет наилучшим образом способствовать интересам ребенка.

Несмотря на внешнюю простоту критериев, по которым суд принимает решение. На деле споры об определении места жительства несовершеннолетних детей являются одними из самых сложных. Потому что решение в наибольшей степени зависит от субъективного мнения судьи. К тому же в данных спорах лучшее материальное положение одного из супругов не является главным фактором.

Дело Ольги и Дениса

Примером подобного спора является одно из дел, которое мне довелось вести. Я представлял интересы женщины, средних лет, назовем ее Ольгой. Она прожила с Денисом в зарегистрированном браке около шести лет. В браке у них родился ребенок – девочка Таня, которой на момент рассмотрения спора исполнилось одиннадцать лет. После развода Таня проживала с матерью, отец платил алименты и регулярно виделся с ребенком. Так продолжалось несколько лет. Ребенок был не простой, психологами ему был поставлен диагноз гиперактивность, в связи с которым Таня вела себе не самым лучшим образом и доставляла много хлопот обоим родителям. Сложный характер Тани не нравился учителям и руководству школы, в которой она училась. Школьное начальство периодически пыталось перевести девочку на домашнее обучение, дабы не затруднять себе жизнь.

Здесь следует отметить одну особенность присущую школьному образованию, которое использует стандартные методы для обучения и любой необычный ребенок выбивается из школьной программы. В таких случаях школа не ищет индивидуального подхода к ученику, а навешивает на него ярлык - «сложный ребенок», после чего ребенка начинают выживать из учебного заведения разными способами. Чаще всего создается нездоровая обстановка в классе, ученики настраиваются против «сложного ребенка», а учителя начинают докладными записками фиксировать любые шалости подростка. Далее в конфликтных ситуациях учителя начинают обвинять ученика, даже если он не виноват и фиксируют данный факт докладными записками директору. В результате ребенком не занимаются, он ходит в школу отсиживает уроки, не получает нужных знаний, потому что для учителей он является проблемным и отвлекает их от школьной программы, которую им нужно давать другим детям, а следовательно от обучения «сложного ребенка» они уклоняются. В результате ребенок начинает отставать в знаниях и тут то его за неуспеваемость приглашают на многочисленные педагогические советы, где учителя и родители других учеников начинают упрекать его и его родителей в том, что они не соответствуют школьным требованиям. Таким образом, неспособность учителей обучать детей, сколько нибудь отличающихся от других, трансформируется в обвинение родителей ребенка в плохом воспитании «сложного подростка». Примерно такой схемой, пользуется большинство учебных заведений, для того чтобы избавиться от ненужного им ученика. В результате формируется негативное отношение школы к учащемуся и создаются условия, чтобы избавиться от него. При любом удобном случае учебное заведение предпримет всё возможное, чтобы добиться его перевода в другую школу или вовсе исключить. Нам важно детально описать принцип работы школьного образования, так как в нашем деле он приобрел весьма неожиданный оборот.

Вернемся к нашей ситуации. До поры до времени бывшие супруги Ольга и Денис жили спокойно. Относительно мирно, без суда, договорились о порядке общения с ребенком и выплате алиментов. Ольга снова вышла за муж и ее финансовое положение серьезно окрепло. Денис тоже фактически создал семью и жил гражданским браком, хотя материально чувствовал себя хуже Ольги.

С взрослением Татьяны у нее усилились конфликты в школе, ей было сложно налаживать отношения с ровесниками. Вызвав пару раз родителей в школу, руководство учебного заведения решило, что Татьяна – «сложный ребенок», после чего стали выживать ее из школы под благовидным предлогом якобы в интересах ребенка. Такая позиция школы только усугубила конфликты, как это часто и бывает. К тому же в период взросления девочка стала понимать, что ее родители развелись, и она ни как не могла решить для себя, где ей будет лучше. Она не знала где ее дом и разрывалась между отцом и матерью. Метания девочки привели к тому, что она стала устраивать публичные истерики в школе и каждому из родителей в отдельности.

Конфликт в школе и его влияние на дело

В один прекрасный день Татьяна отказалась уходить из школы и идти домой к маме и устроиласкандал. Девочке вызвали скорую помощь и пригласили отца с матерью. В тот день девочка захотела пойти к отцу и он забрал ее с ночевкой. Последующие несколько дней девочка жила у матери, но через некоторое время попросила отвести ее к отцу, так как хотела погостить у него. Мама выполнила просьбу дочери, потому что хотела, чтобы она общалась с отцом в любое время, когда захочет, да и раньше дочь частенько гостила у отца.

Дальнейшее развитие событие стало для мамы полной неожиданность. Отец, пользуясь случаем отвез ребенка в другой город за две сотни километров к бабушке и оставил ребенка там якобы погостить в однокомнатной квартире, в которой проживал еще его дед, страдающей психическим расстройством, а также две бойцовские собаки. Затем Денис посетил школу и перевел дочь на домашнее обучение. Руководство, безусловно, обрадовалось такой возможности избавиться от девочки и дало отцу отрицательную характеристику о взаимоотношениях матери и ребенка, в которой был раздут случай, когда девочка не хотела идти домой к маме. Суть характеристики сводилась к тому, что мама не участвовала в жизни ребенка, что и явилось причиной плохого поведения и обучения девочки. С этой характеристикой отец в тот же день пошел в органы опеки и попечительства, которые привлекались к разбирательству случая отказа ребенка идти домой. В органах опеки отец получил заключение, из которого следовало, что мама не занимается дочерью и плохо ее воспитывает. Таким образом, в течение пару дней отец собрал документы против матери, фактически изъял ребенка из семьи, а затем подал на мать иск об определении места жительства ребенка с ним. Сколько бы мама не билась у нее не получалось забрать ребенка к себе потому, что ей не верили, а верили документам отца о том, что она плохая мать.

В этой ситуации Ольга стала искать адвоката по семейным делам и обойдя несколько специалистов пришла ко мне. На консультации адвоката она подробно и весьма эмоционально рассказала о своей ситуации. На первоначальном этапе работы по данному делу было важным определить истинные мотивы действия отца и его интересы. Так как его коварное поведение существенно отличалось от того, как он вел себя раньше. Напомню читателю, что ранее он мирно договорился с матерью о выплате алиментов и они установили порядок общения с ребенком. Таким образом, было не ясно, что заставило Дениса кардинально изменить свою позицию.

Со слов Ольги, привлеченный мной психолог, составил психологический портрет её бывшего супруга. По заключению психолога Денис был дружелюбным, открытым и мягким по характеру человеком. Он хорошо относился к бывшей супруге и их общему ребенку. Таким образом, стало очевидным, что для достижения положительного результата по делу необходимо провести переговоры с Денисом и выяснить причины, по которым он стал вести себя агрессивно.

Перед переговорами я предположил, что Денис хотел добиться прекращения выплаты алиментов Ольге на содержание дочери. С этой целью он переложить бремя содержания и воспитания ребенка на своих родителей, дабы спокойно строить свою личную жизнь с новой женщиной. Переговоры подтвердили мою догадку. Удалось выяснить, что на Дениса оказывала давление его гражданская жена, которая не хотела, чтобы он тратил деньги на ребенка и более того она подговорила его, чтобы он после того как суд решит, что ребенок будет проживать с ним, подал на мать ребенка иск и взыскал с нее алименты для дочери, на которые они смогли бы жить. К тому же эти события произошли в период времени, когда Денис потерял работу. Именно в этот момент его гражданская жена сказала, что уйдет от Дениса, если он не обеспечит их совместное проживание. Желая помочь Денису, его мать и отец согласились воспитывать и содержать его дочь, чтобы он смог построить свою личную жизнь. Совокупность всех этих факторов привели к тому, что Денис проявил малодушие и сделал то, что сделал. Вся ситуация ухудшалось тем, что дедушка и бабушка стали настраивать ребенка против матери и позволили ей делать все, что Татьяна пожелает. Они умело манипулировали её детскими желаниями и девочка, недолго думая, сказала, что хочет жить с отцом. Для моего клиента ситуация была патовая. Ольгу изощренно обманывали.

Ольга не хотела отказываться от ребенка. Супруг Ольги поддержал её, а мне удалось вселить в нее уверенность, что у нас получится изменить ситуацию. Главное для этого настойчиво и последовательно отстаивать свою позицию. Опыт оказания юридических услуг и работа адвокатом по семейным делам привели меня к пониманию, что индивидуальный подход к каждому делу, построение продуманной тактики ведения дела и четкое следование ей является залогом успеха. Тактика работы по делу Ольги была построена на нескольких базовых принципах:

  • любая навязанная ребенку точка зрения, может быть изменена на истинную точку зрения.
  • решение по спору об определении места жительства ребенка принимается исходя из анализа длительного периода общения ребенка с родителем, а не в результате эпизодической ситуации.
  • несовершеннолетний ребенок должен постоянно проживать только с родителем, а не с его родственниками.

При подготовке к защите в суде мы собрали документы, которые подтверждали, что Ольга внимательно воспитывала своего ребенка и делала все возможное для дочери. Это были медицинские документы за несколько лет, согласно которым мама активно следила за состоянием здоровья ребенка и выполняла все рекомендации. Мы получили заключение психологов, к которым мама водила дочь, чтобы справится с её гиперактивностью. Нами были собранны характеристики, дипломы и грамоты из спортивных секций и кружков которые по настоянию матери ребенок успешно посещал и занимал призовые места. Все документы в совокупности опровергли позицию отца о том, что мать не занимается жизнью ребенка.

Не забыли мы и о документах, доказывающих хорошее финансовое положении матери в сравнении с отцом ребенка. У Ольги с супругом была в собственности большая трехкомнатная квартира, одна из комнат которой была оборудована под нужды ребенка и имела всё необходимое для полноценного развития дочери. У отца напротив, квартира была однокомнатная, не принадлежащая ему на праве собственности. Фактически Денис, гражданская жена и дочка-Татьяна должны были проживать все в одной комнате.

Также по адвокатскому запросу по месту нахождения ребенка пришли органы опеки с полицией и зафиксировали, что ребенок на самом деле проживал в неприспособленных для этого условиях, за две сотни километров от отца и матери, с дедушкой и бабушкой, которым составляли компанию две бойцовские собаки. Когда мама показала ребенка врачу, было установлено, что за три месяца проживания отдельно от родителей она набрала вес на 40% больше, чем ей следовало по возрасту. Девочке был поставлен диагноз ожирение. Выяснилось, что проживая с бабушкой и дедом, ребенок прекратил любые занятия в секциях и кружках. Днями на пролет девочка смотрела телевизор, ела в неограниченных количествах сладости. Ребенку нравился такой образ жизни, но он абсолютно не соответствовал интересам ребенка. Так проявлялась тактика отца, что бы умаслить ребенка на период судебного разбирательства.

В судебном заседании выслушали девочку, которая заявила, что хочет жить с отцом. На этом же настаивал сам отец и органы опеки, которые ранее дали ему отрицательное заключение в отношении проживания с матерью. Представители школы, давшие ранее отрицательную характеристику матери, особо рьяно настаивали на проживании ребенка с отцом, так как не хотели видеть девочку снова у себя в школе. В этой ситуации Ольге пришлось нелегко, но она не потеряла самообладания, стойко выдержала все нападки в свой адрес и выполнила все мои наставления. В ходе длительного судебного процесса нам удалось раскрыть суду глаза на ситуацию. Мы доказали, что в данном конкретном случае отцом ребенка была сфабрикована ситуация в которой разовый конфликт матери с ребенком был использован с целью достичь своих корыстных целей. Суд был уже готов вынести решение в нашу пользу, но такое решение для дочери означало бы, что мать насильно через суд забирает её у доброго отца и бабушки с дедушкой.

Мировое соглашение

В данной ситуации я предложил заключить мировое соглашение, по которому, ребенок проживал бы с отцом по месту его фактического проживания. Расчет был на то, чтобы ребенок фактически принял позиции матери и вернулся проживать к ней по собственной воле. В таком развитии событий я усматривал обоснованный риск и предполагал, что отец ребенка не смог бы изменить свое место жительства в связи с плохим финансовым положением. К тому же его работа была рядом с домом, а это означало, что ему не было смысла переезжать в город, где жили его мать и отец, чтобы жить у них с ребенком. Да и места им в одной квартире на всех просто не хватало. Также мне было ясно, что гражданская жена Дениса не примет его ребенка и через некоторое время захочет уйти от Дениса. При такой ситуации Денису ничего не оставалось, как следую своему мягкому характеру, попытаться вернуть ребенка своей бывшей супруге Ольге. При таком развитии событий ребенок неизбежно убедился бы в истинном отношении своего отца к ней и вернулся бы к матери. Я понимал, что иду на серьезный риск и в результате неудачи Ольга обвинит меня во всех грехах. Однако исходя из адвокатского опыта мне хотел удержать клиента от пирровой победы и добиться результата по-настоящему отвечающего её интересам. Ведь Ольга не хотела силой через суд делить ребенка, она хотела строить с ним нормальные отношения по обоюдному желанию. Мне потребовались значительные усилия, чтобы убедить Ольгу в своей точке зрения и объяснить ей, что отказ от юридической победы, на деле позволит ей вернуть дочь и наладить с ней хорошие отношения. Подумав некоторое время она с трудом, но приняла мою позицию и мы заключили мировое соглашение с отцом ребенка.

Через восемь месяцев, после утверждения судом мирового соглашения, ребенок попросился к матери, так как отец постоянно пытался «сплавить» ребенка дедушке и бабушке, якобы под предлогом погостить. Гражданская жена Дениса не хотела жить с его дочерью, а для него самого новая семья оказалась важнее интересов ребенка. К сожалению или к счастью девочка разочаровалось в отце. При рассмотрении нашего последующего иска об определении места жительства ребенка с матерью, отец девочки на суд не пришел и решение было принято в нашу пользу.

Дело закончилось успешно для моего клиента, а спустя некоторое время мне стало известно, что новая семья Дениса все же распалась. Его гражданская жена нашла для себя более выгодную партию. Сам Денис в очередной раз потерял работу, запил, его выгнали из квартиры, где он проживал, и ему ни чего не оставалось, как вернулся к родителям в однокомнатную квартиру в небольшой далекий городок, где он в настоящее время скрывается от судебных приставов в связи с неуплатой алиментов. Ольга не стала требовать от него алиментов и продолжила жить дальше. Её отношения с дочерью наладились. Девочка определилась, где ее семья, втянулась в учебу в новой школе и перестала быть «сложным ребенком».

Данное дело в очередной раз показывает, что семейные споры построенные на лжи, манипуляции и попытках нажиться за чужой счет, играя судьбой ребенка, рано или поздно заканчиваются крахом для того кто встал на путь обмана.

 

Внимание! Указанный пример не отражает всей практики рассмотрения дел данной категории. Каждая ситуация уникальна и требует личного взаимодействия адвоката и доверителя. 



 

Вячеслав Астафьев — отличный адвокат из Екатеринбурга

620049, Екатеринбург ул. Машиностроителей, 19 офис 135/18, БЦ «Прогресс» (вход рядом со Сбербанком)

тел. +7 922 02 02 777

эл.почта: mail@advokatastafev.ru